Высшее военно-морское инженерное ордена ленина училище имени Ф. Э - страница 9

^ ГЛАВА III ДИНАМИКА ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ ВОЕННЫХ МОРЯКОВ В ДЛИТЕЛЬНЫХ ПЛАВАНИЯХ § 1. Особые условия плавания как объективные предпосылки возникновения и развития психических состояний военных моряков
Как целостная и самостоятельная психологическая категория, психические состояния занимают определенное место в структуре психики и выполняют важную роль во всей психической деятельности. Они характеризуют собой протекание психических процессов и проявление свойств личности, испытывая в то же время их обратное воздействие. Их взаимосвязь и взаимообусловленность достаточно полно и всесторонне рассмотрена в работах многих психологов, особенно Н.Д. Левитовым, и выражается главным образом в том, что «... вне психических процессов нет и не может быть никаких психических состояний».1 Занимая как бы промежуточное положение в структуре психики, располагаясь между процессами и свойствами личности, «... они возникают только в результате отражательной деятельности мозга, на основе психических процессов (познавательных, эмоциональных, волевых). Но раз сложившись, состояния, с одной стороны, влияют на психические процессы (во многом, например, они определяют тонус и темп отражательной деятельности, избирательность ощущений, восприятий, внимания, продуктивности памяти, мышления), с другой — представляют собой определенный «строительный материал» для формирования качеств и свойств личности».2

Связь и взаимообусловленность психических состояний с эмоциональными и волевыми процессами рассмотрена нами в первой главе. При этом главное внимание было обращено на, доказательство самостоятельности психических состояний, неравномерности и недопустимости их подмены эмоциями, чувствами и настроениями. В то же время мы обращаем особое внимание на возможность влияния объективных условий на психические состояния через эмоции, чувства и настроения.

В большинстве исследований, посвященных психическим) состояниям, убедительно обосновывается их зависимость от качеств и свойств личности человека, его мировоззрения, уровня политической сознательности, нравственных устоев.3 «Ни одно психическое явление, — подчеркивает К.К. Платонов, — будь то процесс, состояние или свойство личности, проявляющееся в деятельности, и сама эта деятельность, и ее элементы — действия и поступки — не могут быть правильно поняты без учета личностной их обусловленности».4 Однако и это, безусловно, верное и научно обоснованное утверждение не только не исключает, а предполагает необходимость учета непосредственного влияния на них внешних факторов.

В исследованиях, документах и других материалах о длительных плаваниях выделяются следующие из них, которые можно объединить в три основные группы. В первую группу входят факторы, требующие вынужденного приспособления человека к условиям корабельной службы и жизни в длительных плаваниях: длительный отрыв от земли, прекращение непосредственных связей с широким социальным окружением, изменение привычных жизненных условий. Во вторую — оказывающие на моряков непосредственное воздействие: штормовая погода, усиление или ослабление солнечной радиации, понижение или повышение температуры воздуха и воды. В третью — изменяющие или полностью запрещающие возможность удовлетворения многих жизненных потребностей человека, в том числе: некоторых материальных, духовных, семейных (брачных), физических и моральных.

Эти факторы воздействуют на моряка не изолированно, а одновременно и комплексно: усложняют выполнение служебных обязанностей, вносят определенную корректуру в повседневную жизнь, в какой-то мере диктуют линию поведения. Поэтому в исследованиях и документах, посвященных длительным плаваниям, подчеркиваются в основном отрицательные последствия их воздействия на моряков. Они проявляются в чувствах, эмоциях, настроениях, способствуют развитию определенных психическим состояний.

Однако наши исследования, также как и другие материалы о длительных плаваниях кораблей, свидетельствуют, что их возникновение и развитие не является неизбежным следствием обстановки. Правда, по некоторым данным за период плавания отрицательные психические явления преобладают в поведении и деятельности моряков. Рассматривая их, В. И. Лебедев, к примеру, пишет: «... по нашим данным при плавании на дизель-аккумуляторных подводных лодках постройки 40-х годов, начиная с 20-х суток, отмечается четкое увеличение жалоб моряков на общую слабость, вялость, сонливость во время несения вахты и бессонницу в период, отведенный для сна. Начиная с 40—45-х суток, многие из обращающихся к врачу жаловались на свою несдержанность. Малейший пустяк (замечание старшего по должности, шутка товарища и т.д.) вызывали эмоциональную вспышку, о которой они потом сожалели. Ряд подводников жаловались на апатию («все надоело», «все безразлично»).1

Еще более подробный анализ содержится в исследованиях В. Д. Ткаченко, проводившихся на рыболовных судах. «У рыбаков,— пишет он — в динамике длительного рейса наблюдается психическая и эмоциональная неуравновешенность у 61% членов экипажа...».2 Факторы длительного плавания, входящие в первую группу, оказывают сильное воздействие на личный состав, проявляясь в основном в психических состояниях скуки и тоски по земле, изматывающих внутренние силы моряков. В своем крайнем виде с течением времени они могут усиливаться, захватывая все мысли и чувства человека, порождая явления безысходности и апатии. Их воздействием бывает настолько сильным, что может вызвать стремление при/удобном случае найти пути перевода на берег. У некоторых моряков оно особенно сильно проявляется перед подготовкой к каждому новому длительному плаванию. В.Д. Ткаченко даже утверждает, что в отдельных случаях сильнейшая скука принимает форму ностальгии и может приводить к серьезным заболеваниям, а иногда и к смерти. «Ностальгия, — пишет он, — чувство подавленности, вызванное длительным отрывом от земли, семьи, Родины. Нередко при этом наблюдаются психические расстройства, если желание вернуться на берег не может быть удовлетворено в ближайшем будущем. Ностальгия ведет к потере сна, аппетита, иногда сопровождается истощением и различными формами расстройств, приводящих к глубокой меланхолии и даже смерти. Анализ этого состояния как в условиях моря, так и на берегу, показывает, что ему подвержены люди, которые отрываются на определенный срок от дома, Родины не по своему желанию, а также в группах, где наблюдаются отрицательные взаимоотношения».1

В нашем исследовании смертельных последствий ностальгии среди военных моряков не зафиксировано, однако ее отрицательное воздействие на их поведение и деятельность бывает очень сильным.

Факторы длительного плавания, входящие во вторую группу, сказываются отрицательно на самочувствии моряков. Среди них особая роль принадлежит качке корабля, во время которой «... у человека происходит нарушение многих физиологических функций и систем организма, способных приводить к развитию острых заболеваний или обострению хронических, к снижению, а подчас, и к потере работоспособности. Можно условно выделить два варианта морской болезни — скрытый и выраженный. Первый характеризуется некоторым ухудшением общего самочувствия (ощущения дискомфорта), легкой слабостью, тяжестью в голове и умеренным снижением работоспособности. При втором те или иные нарушения возникают почти во всех органах и системах организма человека. Как правило, они наблюдаются со стороны центральной, вегетативной нервной, сердечно-сосудистой систем, в органах желудочно-кишечного тракта и др. Часто при этом появляются головная боль, головокружение, тошнота, рвота, бледность кожных покровов, нарушение пульса, выступает холодный пот».2

Качку каждый моряк переносит по-своему. Один не может слышать о пище, жалуется на постоянную тошноту, головокружение; другой — наоборот много и аппетитно ест, но тоже чувствует недомогание, проявляет повышенную нервозность и раздражительность; третий — страдает бессонницей. Разновидностей этой, еще недостаточно изученной болезни очень много. Почти у каждого человека — свои индивидуальные симптомы и особенности. Приучить свой организм к качке практически невозможно. Известный английский адмирал Нельсон в течение двух с лишним лет ни разу не сошел на берег, жил и плавал на кораблях, пытаясь приучить себя к качке настолько, чтобы «... не испытывать отвратительного чувства тошноты и ничего из этого не вышло».3 Особенно удручающее воздействие качка производит на некоторых молодых моряков, впервые участвующих в длительных плаваниях. Зная об этом, опытные командиры и политработники принимают специальные меры, среди которых на первом плане стоит четкость корабельной организации, строгость деловой и вместе с тем товарищеской обстановки в экипаже, оптимальный режим труда и отдыха моряков. В условиях служебной занятости и нормального отдыха молодой матрос легче переносит морскую болезнь и постепенно приноравливается к качке корабля. В противном случае он может быстро утратить работоспособность и безвольно подчиниться океанской стихии. Тогда как правило, и наступает состояние бессилия, безразличия или даже апатии. В хронических случаях один только сигнал о приготовлении корабля к походу действует на моряка удручающе. На кораблях нередки еще случаи, когда не только молодые матросы, но даже и офицеры, не умея побороть это состояние, окончательно утрачивают способность к противодействию и принимают энергичные меры к переводу в любую береговую часть. У тех же, кто вовремя смог преодолеть эти трудности, штормовая погода вызывает прилив особого возбуждения, стремление к борьбе со стихией. Психические состояния таких моряков отличаются высокой внутренней энергией, бодростью и оптимизмом.

Океан воздействует на человека не только качкой корабля. Шторм всегда сопровождается резким изменением погоды, обильными осадками, сильным, нередко ураганным ветром. Корабль не просто качается на волнах (хотя и такое бывает во время, так называемой мертвой зыби), а испытывает мощные удары огромных масс воды, которая заливает верхнюю палубу и даже надстройки. Сильная вибрация и тряска затрудняют движения, усложняют любую работу. Угнетающе действует постоянный грохот волн, завывание, ветра, шум корабельных конструкций. Во время шторма корабли нередко получают значительные повреждения, что не только требует от личного состава дополнительных усилий на их восстановление, но и вызывает неуверенность, тревогу и даже страх.

Существенно влияют на психические состояния моряков особенности климатических условий отдаленных районов плавания. В походе современные корабли в относительно короткие сроки преодолевают огромные пространства Мирового океана. Когда корабль из арктических или умеренных широт переходит к экватору или в обратном направлении — неизбежна резкая смена температурных режимов, усиление или снижение солнечной радиации и влажности наружного воздуха. По нашим данным, когда корабль в летнее время переходит из арктических в экваториальные широты, температура наружного воздуха повышается в среднем на 16 градусов, во внутренних помещениях корабля — на 20 градусов, а в некоторых из них (котельное и машинное отделения, камбуз)— на 27 градусов. В зимнее время эти изменения еще более значительны.

Постепенно личный состав адаптируется к новым условиям. Однако сам процесс адаптации, направленный на ввод в действие резервных возможностей организма,1 не исключает, а предполагает различные болезненные реакции организма, в том числе появление общей слабости, потеря аппетита, бессонница, головные боли и т.п. По данным наших и некоторых других исследований, несмотря на полную адаптацию моряков к условиям длительного плавания, под влиянием изменяющегося температурного режима и других климатических показателей при переходе корабля из арктических или умеренных широт в экваториальные у них происходят сложные физиологические изменения, которые и сопровождаются отмеченными выше болезненными реакциями организма. За период десятимесячного плавания в экваториальных районах Индийского и Атлантического океанов в среднем, по нашим данным, они проявлялись у 74% личного состава. Все это сказывается на самочувствии людей, значительно усложняет их деятельность, усиливает подверженность различным заболеваниям. Однако отрицательное влияние этих условий во многом зависит от психических состояний моряков или, как говорят на флоте, от их боевого настроя.

В процессе исследования было установлено, что за все время плавания в указанных районах количество обращений к врачу, по сравнению с таким же периодом при постоянном базировании, увеличилось более чем в два раза. Причем, в первый месяц похода их было в два раза больше, чем в последний. Это свидетельствует о том, что по мере адаптации отрицательное влияние усложняющейся обстановки значительно сокращается. Вместе с тем, сам факт обращения к врачу еще не говорит о том, что моряк находится в угнетенном или другом отрицательном состоянии. Ухудшение физического самочувствия лишь способствует его возникновению. Возникнет ли оно в действительности или нет зависит от многих причин, в основном от уровня идейной и политической сознательности моряка, понимания им важности задач, решаемых кораблем, осознания своей личной ответственности за их выполнение, организации службы в экипаже. В условиях высокого политического и трудового подъема, благоприятной психологической атмосферы на корабле сам факт обращения моряка к врачу свидетельствует лишь о том, что у него возникла озабоченность за свое здоровье, за успешное выполнение функциональных обязанностей. Этот вывод подтверждается следующими статистическими показателями. При увеличении обращений к врачу за период длительного плавания более чем в два раза потеря трудоспособности была в три раза меньше по сравнению с пребыванием корабля в базе в течение такого же времени.

Таким образом, отрицательное влияние рассматриваемых условий плавания на психические состояния моряков нельзя понимать как неотвратимое.

На кораблях, где командиры и политработники заранее учитывают эти объективные факторы и принимают меры для борьбы с ними, их вредное воздействие может быть значительно ослаблено и даже сведено к нулю. Путем усиления медицинского контроля, наиболее правильного чередования работ и отдыха, улучшения бытовых условий, качества приготовления пищи и т.д. можно поставить достаточно надежную преграду на пути распространения отрицательного влияния этих факторов. Это убедительно подтвердилось на кораблях, где проводились исследования. Так, из всех моряков, у которых возникли головные боли, за помощью к врачу обратилось лишь 0,6%, а при недомогании, потере аппетита и бессоннице — жалоб к нему вообще не поступало.

Определенное влияние на психические состояния моряков оказывают также целый ряд других физических факторов таких, как характерный в походе шум, вибрация, магнитное и электрические поля внутри корабля. Степень их влияния пока еще мало изучена, однако уже сейчас можно с уверенностью сказать, что ряд из них, особенно в начальный период плавания сказывается отрицательно. «Установлено, например, что длительное воздействие шума ухудшает психическое состояние человека, уменьшает его стойкость к внешним раздражителям, вызывает чувство неуверенности в себе и правильности принимаемых решений».1

Отмечено также, что значительные изменения происходят в состоянии моряков при плавании в экваториальных районах в связи с повышенным воздействием на организм солнечной активности. Наряду с этим в дальних походах на подводных лодках значительные изменения происходят в психических состояниях из-за длительного пребывания в искусственной среде, лишенной непосредственной связи с атмосферой, естественной смены дня и ночи, влияния солнечного света, вечерних сумерек, ночного неба и т.п.

Наукой установлено, что даже в естественных условиях психические состояния людей зависят от магнитного состояния атмосферы. Магнитные бури, к примеру, сильно действуют на так называемые электромобильные организмы. В то же время замечено, что в условиях длительного пребывания на корабле, где напряженность магнитного поля атмосферы значительно снижена экранирующими возможностями его обшивки, происходит более быстрое, чем в обычных условиях, снижение работоспособности, наступление вялости и сонливости. На подводных лодках это влияние усиливается.

Велико влияние на психические состояния и факторов, входящих по нашей классификации в третью группу. Они в основном относятся к возможностям в удовлетворении некоторых потребностей личного состава, а состояния органически связаны с потребностями. «... Пока потребность человека не удовлетворена, — писал Маркс, — он находится в состоянии недовольства своими потребностями, стало быть, и самим собой».2 Это не означает, однако, что для создания положительных психических состоянии моряков необходимо полное удовлетворение всех материальных и духовных потребностей. Условия похода тем и отличаются от службы на берегу, что здесь появляются объективные трудности и необходимость некоторых ограничений. В походе неизбежен отказ от своих личных желаний и привычек ради удовлетворения оптимальных требований коллектива. Хотя эти ограничения и трудности не затрагивают область основных жизненных потребностей человека, они могут, если не вести определенной работы, отрицательно влиять на психическое состояние моряков, вызывать физические и нравственные страдания.

Особое место среди причин психических состояний в длительном плавании принадлежит семейным отношениям. Правда, эта проблема в основном касается офицеров и мичманов. Но если учесть, что на современных кораблях, особенно на подводных лодках, значительный процент экипажа составляют эти категории личного состава, то становится понятной ее актуальность. К тому же не является секретом, что от психического состояния командного состава на корабле зависит очень многое, в том числе в известной степени и самочувствие подчиненных.

Моряк большую часть жизни проводит в отрыве от семьи. За период длительного плавания он успевает не только истосковаться по своей семье, но и многое передумать, переоценить прошлые события и факты своей семейной жизни. И нередки еще случаи, когда по различным причинам, а иногда и без причин, у отдельных моряков возникают болезненные чувства ревности. Бывает, что они достигают такой силы, которая подчиняет себе всю эмоциональную жизнь моряка. Чтобы вывести человека из такого тяжелого состояния, а еще лучше предупредить его, нужна специальная, очень тактичная воспитательная работа. На кораблях и в соединениях ею занимаются в основном политработники. Они используют различные формы и методы, в том числе изучение марксистско-ленинского понимания проблемы семьи как ячейки общества а системе командирской учебы и политической подготовки, пропаганду (лекции, доклады, беседы, дискуссии и т.д.) норм и правил коммунистической нравственности, мероприятия по повышению общекультурного уровня личного состава. Большое значение имеет также забота о семьях офицеров и мичманов, обеспечение их благоустроенным жильем, предпоходовым и послепоходовым отдыхом, проведение культурно-массовой и агитационно-пропагандистской работы с членами семей военнослужащих. Многое делается по линии женсоветов при политорганах.

Большое значение имеет хорошая организация предпоходового и особенно послепоходового отдыха моряков. Подводники, как правило, после возвращения в базу вместе с семьями направляются в специализированные дома и пункты отдыха, а для многих из них открывается возможность провести это время в санаториях, при которых имеются детские пансионаты.

Забота о семьях военнослужащих, их быте и отдыхе оказывает большое положительное влияние на психические состояния офицеров и мичманов в длительном плавании. Однако потребность' в брачных отношениях, привязанность к детям, привычка к семейному уюту, заставляют человека вновь и вновь в своих мыслях возвращаться к дому, к семье. Он заново переживает счастливые минуты семейной жизни, переосмысливает те многочисленные проблемы, которые не успел решить, продумывает планы на будущее. Хорошо, если в это время он сможет получить письмо от жены и детей или хотя бы короткую информацию об их жизни. Обеспечение в длительном плавании личного состава связью с родными, особенно доставка на корабли писем и другой корреспонденции имеет огромное значение. На надводных кораблях эта задача в той или иной степени решена. Сложнее решаются эти задачи на подводных лодках, хотя командование объединений и соединений находят возможности в необходимых случаях передавать личному составу особенно важную индивидуальную информацию.

Однако такая работа проводится еще не всегда и не на всех кораблях. Более того, на некоторых из них вопросы семейно-бытового положения считаются всторостепенными, а иногда и вообще не принимаются в расчет. Так, к примеру, случилось с лейтенантом Михневичем Н.И., проходившем службу на крейсере «Комсомолец» ДКБФ. Этот молодой офицер длительное время не получал жилья, и лишь перед выходом корабля в поход в соответствии с установленной очередностью оно было ему предоставлено. Однако времени для того, чтобы привезти семью из Белоруссии в Лиепаю, у него уже не было, корабль выходил в большой поход. Когда офицер обратился в политотдел, его заверили, что волноваться не стоит, необходимая помощь для переезда семьи к месту службы мужа будет оказана. Однако обещание осталось невыполненным. Более того, с прибытием корабля в базу офицер был назначен на другой корабль и через несколько дней вышел на нем в новое длительное плавание, продолжавшееся десять с лишним месяцев. За это время ордер на квартиру был аннулирован. Вряд ли можно чем-либо оправдать такое отношение к офицеру. Легко представить, с каким тяжелым психическим состоянием он переносил новые тяготы длительного плавания.

В исследовании имеются и другие случаи возникновения у моряков тяжелых психических состояний из-за действительных, а нередко и легко преодолимых семейных неурядиц. И хотя в большинстве соединений, на кораблях, в частях политработники и командиры принимают необходимые меры, чтобы локализовать их отрицательное влияние, желаемый результат достигается не всегда. Причина, на наш взгляд, заключается в том, что проблема семейно-бытовых отношений личного состава ВМФ изучена еще недостаточно, а принимаемые меры носят только сугубо практический характер и зависят в основном от умения того или иного начальника самому разобраться в обстановке и найти правильное решение.

Итак, походная жизнь и быт военных моряков на современных кораблях специфичны и характеризуются большой продолжительностью океанского плавания, обусловленного им отрыва от семей. Постоянная высокая физическая и психологическая напряженность, большие трудности походной службы и жизни на кораблях, длительное воздействие экстремальных условий способствуют формированию у моряков специфических психических состояний, которые оказывают определенное влияние на их деятельность, на боеготовность кораблей и боеспособность экипажей.

Вместе с тем, и это главное, на корабле в длительном плавании всегда с необходимостью поддерживается предбоевая обстановка, которая во время учений и занятий максимально приближается к боевой. Все эти условия являются основными причинами психических состояний личного состава. Знание и умение выявлять их помогает командирам и политработникам эффективно влиять на деятельность подчиненных.

4101918654973574.html
4101991021896619.html
4102093380245907.html
4102194243246862.html
4102331679028489.html