Марта, рядом Черный человек - «Я буду бессмертен и живой, и мертвый. И долго после моего ухода имя мое будет жить во Вселенной.»


Марта, рядом Черный человек.


^ Марта: - Часы! О, как тяжел их бой. Как будто суд суровый предвещают.


Ч.Ч. - То Нострадамус спор завел с судьбой. Он Дар свой заложить готов. А что в замен просить - и сам не знает.

Ты думаешь, магистру помогла своей небесной добротой?

Да, ты искала сладкой лжи, играла мишурой.

Что б правды бремя удержать - твои силенки слишком хлипки.

Ошибки ты внесла в пророчества его - опасные ошибки!


^ Марта: - О, Боже, надоумь меня!


Ч.Ч. - Тьфу, тьфу! Причем здесь бог?

Причем здесь горькая слеза? Возрадуйся:

Сейчас, как раз Провидец наш свершает выгодную сделку:

он выкупает жизнь твою, взамен отдав безделку...

(Хохочет)

Марта: - Он возвратил ключи от тайной двери? И Прорицатель по призванию судьбы - не сможет больше быть самим собой...?

Нет... жизнь мне не нужна такой ценой!


Ч.Ч. - Я знал, ты умная девчушка. К тому ж - с тобою рядом друг! Возьми сосуд, здесь элексир. Поможет он уйти без боли. Ресницы опусти, пичужка. И бездна примет твой последний сон, словно удобная пуховая подушка.


Марта: - Спасибо... сатана. (выпивает)

- Дай руку на прощанье, жизнь моя!...(Протягивает руки к появившемуся Нострадамусу)

- Я ухожу далеко. В небо полет - это легко...Вдох на прощанье

и на лету тихо шепну: вечно люблю...


Нострадамус. подхватывает ее на руки:

- Мы вместе навсегда! Светила приняли мои условья. Я получил ответ: «живи как все живут и уходи с любовью». Теперь я только твой... Проснись же, моя радость! (встряхивает ее, кладет, приникает к груди). А сердце замолчало?! Не может быть! Она мертва!?? (грозит звездам) И здесь обман... Я дар свой проклинаю. Так будут тризны две - Любовь и Прорицатель Нострадамус. (гасит свет в триноге, мастерская рушится)


Ч.Ч. зрителям: - Ну вот - пожалуйте взглянуть,

К чему ведет взаимная услуга.

Друг другу нож воткнули в грудь,

А ведь рвались спасти друг друга!


СЦЕНА 12

Прошло 10 лет. Сад в Салон де Мюр. 2 июля 1566 года. Солнечное утро, трава, цветы. Сын Нострадамуса Сезар рисует портрет отца. Больной постаревший Нострадамус неподвижно сидит в кресле под яблоней.

Сезар:

- Портрет отца - моя идея.

Во-первых - кистью я владею,

а во-вторых - сидит он столь покойно,

что так и просится на полотно.

Подагра - гениев удел.

А лекарь наш себя от напасти такой

сберечь, как видим, не сумел.

И, в-третьих, облик сей запечатлеть -

мой долг святой.

Отец, не сомневаюсь я, из тех, о ком уж долго не забудут люди.

Помилуйте - откуда столько пчел?

А, сок пускают ягоды на блюде!

(Отбивается от пчел, снова берется за кисть)

Эти места отец не покидал без видимых причин,

Ну, разве ездил врачевать больных, не требуя оплаты.

К тому ж лейб-медика почетный чин

ему присвоил Карл Девятый.

( поправляет дремлющему отцу берет)

К «Столетиям» своим он более не возвращался.

Хотел поправить что-то, но не стал.

И даже в кабинет не поднимался.

Словно забыл дорогу...

Но, знаете, тайком стихи писал!


Взглянул одним глазком - сонеты!

Сонеты, полные любви! С таким звенящим пылом

и юной чистой! Поверить не могу,

что в жизни у отца такое было!

И вот еще причуда объявилась - стал бредить наяву.

Беседы, уговоры, а бывает - и слеза сверкнет... И все зовет кого-то... Прощенья просит. Чу!


^ Сезар прислушивается.

Нострадамус:

- Ну вот, любимая, пришел мой час... осталась сердцу дюжина ударов... И все - бессмертен Нострадам! Мы вместе навсегда, никем неразлучной парой! Прости, что я тебя не удержал и сам надолго задержался. Так долго, долго длилась жизнь...То месть судьбы за возвращенный дар. Злой рок над экспровидцем посмеялся.

Вчера я отослал тебе стихи, спалив их на свече и превратив в летучий дым слова...Так много слова, когда любовь одна...

Иду... иду... Встречай! Ведь ты ждала...

Я знаю...

( громкое биение сердца на фонограмме обрывается... Звучит падение капель, переходящее в мелодию дуэта «Послушай»)


Марта появляется из солнечного света. (Повторение первого дуэта «Я слышу...»)

Она:

- Тише! Послушай! Скажи что это?

Звук колокольцев иль звон монеты?

Молчи-ка лучше. Скажу сама я.

Ведь в этом мире я не слепая.


- То жаворонка трель звенит в прохладе серебром...

- То с яблонь сыплется метель, омытая дождем.

- То улыбается заря проснувшейся земле,

- То ветер песню отыскал в играющей волне -

Я слышу...


^ В кресле остается почивший Нострадамус. Молодой поднимается, устремляется навстречу Марте. Поют, соприкасаясь ладонями:


Он: - И пастуха на склоне гор прозрачная свирель,

И ручейка среди камней бегущая капель...

В корявых вязах у реки проснулись воробьи.

Сиреной сладостной влечет даль моря корабли...

Я знаю...

^ Она: - А сердце слышит каждый звук - дыхание земли!

А сердцу нужен верный друг. Друг - это дар любви.


Он: - Любовь, я думаю, живет в небесной вышине...


^ Она: - Но все, что слышу сердцем я - я отдаю тебе.


Он: - Дар принят, и я стал богат, как сто земных владык.

Я сильным стал и лишь добро пророчит мой язык.

Для сердца, видящего свет, - не надо зорких глаз.

Все в это мире для любви. А он - рожден для нас.


Она: - Я знаю.


(Уходят туда, где на заднем плане загорается звездное небо - в мир Нострадамуса)


ФИНАЛ

Под яблонями на первом плане рабочие складывают нечто вроде памятника. Черный Человек вьется рядом. Когда работа закончена, Сезар прикрепляет табличку:

- На стене францисканского монастыря, где похоронен отец написано: "Здесь покоится прах Мишеля Нострадамуса, единственного из смертных, волей небес удостоенного милости записать своим почти божественным пером события грядущих лет".


Ч.Ч, показывает вслед скрывшимся героям.

Ч.Ч.: - Они ушли туда, куда мне входа нет.

Нет испокон веков и до тех пор не будет,

Покуда не зальет все краски черный цвет

И нежную любовь коварство не погубит.


Признаюсь, до чего постыл мне Свет!

Терплю его пока лишь рад тени.

Готовлю втихаря один рецепт,

Что бы всех вас поставить на колени.


Молися выгоде, утехам и деньгам,

Топчи других, забыв о состраданье,

Забыв, что воздается по делам,

И что Любовь в основе Мирозданья.


Усвоили? Вперед под флаг «великих дел»,

Пиратской цепью оснастивши шею.

Кто смел - тот, извините, съел.

Кто не согласен, миль пардон, - на рею!


Глядишь - и в мире ни души.

Ну, только кой - какие твари

Друг другу пасти рвут за жалкие грош.

В нечеловеческом, поверьте мне, угаре.


Вот уж тогда хозяин - я один -

Над бездной в пустоте закатывать пиры.

На черном - черной масти господин.

И больше ничего. Конец игры!

______________-- ------------_______________


ОБЩИЙ ФИНАЛ.(как возможные вариации)


На втором плане открывается нечто вроде лестницы в небо. По ней вскарабкался Ч.Ч. Появившийся Шарманщик пинком сталкивает его и тот кубарем скатывается по ступеням. (Потом он, раскачиваясь на канате, появляется то тут, то там, вставляя реплики). Звучит торжественная музыка. Лилипуты раскатывают ковровую дорожку. По сторонам выстраиваются лакеи с канделябрами, физкультурники с флажками (из эпизода Утопии). Выходят аллегорические персонажи пролога ВРЕМЯ, ЗЛОБОДНЕВНОСТЬ, РОЖЕ БОНТАН и др. Звучат фанфары. ( Нечто похожее на кадры из «Веселых ребят» - Орлова на сцене Большого театра)

^ Внизу - толпа горожан вместе с рабочими сцены, гримерами, современным гражданами.


На вершине лестницы торжественно появляется ГенрихП (с перевязанным глазом) и Королевой. У их ног слуги сваливают, вздымая тучи пыли, тома Истории.


Генрих берет том, листает:

- Г..Ге..Ген... Вот я - великий Генрих Валуа! Второй... Смотри, да тут еще и третий, и четвертый... Седьмой! Не многовато ли?... Толпа... А рядом кто? Какой-то Гёте, Гендель, Гегель... Откуда набралася шантропа, что за порода? Не слыхивал таких. Везде пролезут ловкачи из бойкого народца.

(Бросает том, отряхивает с рук пыль. Королеве:)

А все же, что не говори,

простое резюме:

в истории остались короли, (показывает на парадные портреты, которые вдоль лестницы держат лакеи)

а остальные - пфе!


ЧЧ. - Парадные портреты для потомков?

К ним руку приложил и я.

Пусть мастерство не слишком тонко,

Зато в критериях моих очерчены масштабы бытия...


Шарманщик. - Вот так и остаются на века фальшивых добродетелей фальшивейшие лики.


Король:

Забвенье смерти - правильное сито,

что золотой песок очистит от земли.

Кто вспомнит, например, как звался некий лекарь?

Ну - пекарь, зеленщик или аптекарь?

их тьмы и тьмы - пыль, шелуха, никто.


Церемонимейстер объявляет всем: - Выходит, как не посмотри: в истории остались короли.


Елизавета Королю: - Их тьмы и тьмы - безликих королей

забытых цезарей, магнатов-дураков.

Лишь Избранным забвенье не грозит

им пропуск дан через барьер веков.


Спроси-ка тех, что слушать нас готов,

- кто к ним дошел из тьмы веков

чьи имена сверкают из ночи?

- Мэтр Нострадам, Екатерина Медичи!

_________________________________________________________________________

(( Полагаю, лучше выбросить следующие реплики – Автор. Шарманщик обращается к Королеве:

- А все ж, мадам остались некие вопросы.

Про Нострадама - друга моего.

Он более не пересекал границ веков,

судьбу избранника оставив с носом.

Он выкупил жизнь Марты у Небес,

по чести расплатившись с кредитором.

Но девочку тем самым мой герой не спас.

Оставив место разным спорам.


Королева: - Что я могу сказать об этой тяжбе? Сомненья нет, вмешался бес. (кивает на ЧЧ, прячущегося за лакеями) Мой яд не убивает дважды. Видит Небо, он во время умолк. А то такого бы еще потомкам напророчил, такие бы картины начертал... что в самый раз умом рехнуться... Недаром говорят: что сеешь, то и жнешь. Предначертанья огласив, ты путь к осуществленью им даешь.


^ Роже Бонтан (В сторону Время и Злободневности): - Да, слово, вроде как, не воробей. Попридержи язык, коль доброго сказать не можешь. Авось, хоть бесу не поможешь. Так не молчат ведь - хоть убей!


^ Появляется сын Нострадамуса Сезар:

Ну, мне-то думается - главное в другом.

Свободен человек - по предписанью свыше.

Но пусть прогнозов впредь никто не пишет.

И так полно советчиков кругом.


Закон. - И верно - в суе словом не обмолвись, указ не сформулируй, поправку ни введи! Всенепременно благое намеренье извратят и извращенное уже осуществят!


Злободневность:

- Еще с как бесстыжим вдохновеньем перевирают суть!

И в сторону другую гнут от правильного толкованья.

Сегодня, мол, совсем другие времена, нам не нужны старейшин назиданья! А ваша обветшавшая мораль, пошла б куда подаль!


Ч.Ч. - Вот это в точку! Люди метят в ад!

А сколько бился я над совращеньем?


Ведь человека надо было обучить

небесной кары меньше опасаться.

Смелей и дерзостней грешить -

В пороки мерзкие с восторгом окунаться!

И хорошо пошло! Какой энтузиазм, смекалка в массах!

Куда не плюнь - завистники, убийцы, скупердяи,

воры, тираны и лгуны - мои ученики,

внучата их и детки. Причем, куда девался страх?


А как живуч их род! Я в битве с добротой небес изрядно преуспел.

Вот Нострадам прошел сквозь семь тысячелетий! - и что нашел там? - Все одно - разгул пороков и полнейший беспредел!


Время: - А все ругают Время, с упорностью осла на те же наступая грабли. Девиз их, властелин ли, раб ли:

«Ужасный век, ужасные сердца». И дата: «от начала до конца».


Злободневность:

У сцены бытия афиша неизменна:

- Трагедии, комедии, как не крути, одни.

Ассортимент из лавки секенд хенда -

с уценкой ярлыки большого бренда.

А на поверку - пыльный хлам:

- в обносках добродетель, в «мерсе» - хам.

И вычурный фасон какой-нибудь идейки -

- едва пришитые друг к другу, затрепанные лоскуты.


^ Роже Бонтан: - Но сила вечная искусства! Оно бессмертно, хоть творцов не слишком густо. Таких, что бы настроить камертон всем временам на нужный тон.

Король: - Искусство - вне игры. Все остальное - тлен. Хотя б из кожи лезь и завоевывай полмира.

В веках котируется, видите ли, лира

Да слов и красок вычурная смесь.

^ Сын Ностр.: - Мораль разжевывать - ученая напасть.

Всем ясно и без всякого научного кульбита:

Земная власть, увы, забыта.

А как к небесной-то припасть.


Церемонимейстер: - На эту тему размышляет всякий

и каждый сочиняет свой трактат.

Названия устанешь объявлять...

Рыдая выхохочешь очередной сюжет,

забудешь, плюнешь и кричи опять!


^ ИЗ современной толпы: - Но лучше или хуже пьески?

Время:

- Закон спирали - выше на виток, но в то же духе все манеры:

Что дам возьмем, что кавалеров.

В химчистку кринолин, а фрейлин - в баню.

В джаккузи фаворитку, детектив в кровать.

А вместо киллера роскошные перчатки

с нежнейшим ароматом спонсору послать.


Из толпы: - Отравленные?

Роже Бонтан: - Боже упаси! Вот этого не надо!

Цивилизация - за бич чумы и мор -

простому смертному огромная награда!

Конфликт на уровне держав решает мирный спор.

Жизнь совершенствуют ученые дебаты...


Шарманщик: - Ах, я б заткнул плотнее в уши вату!

И совершил круиз вокруг Земли.

Взирая только на экзотику одну

И всласть штудируя оккультные трактаты.


^ Сын Нострадамуса.: - Но чтоб Америку объехать без заботы,

опять же потрудиться должен кто-то.

И чтобы с ней конфликт какой-нибудь решить,

Неплохо бы ее, как минимум, открыть!


^ ЦЕР: - Открыл один и стал велик. Его уж имя не забыть. (Объявляет) Выходит, как не посмотри: в истории остались не только короли.


ХОР: - В истории остались не только короли.

Но и избранники, любимчики Фортуны.

Еще Искусств великие сыны.

А мы - словно ковыль в степи - расти иль не расти,

не будет и следа - как будто ветром сдуло.))

___________________________________________________________________


ЦЕР - Велик иль не велик - все та же круговерть

- смех, слезы, роды, годы, смерть....

А что же посередке?

Скажу без ложного стыда - сплошная маята.


^ Появляются Нострадамус и Марта.

Марта: - Посередине жизнь. Она всего одна.

В какие не заглянешь времена.


Время: - Открою вам один секрет:

проходит все. Дурман пустой побед и бед,

Проходит явь, проходит сон, роняет жизнь последний стон...

Таков закон. Как не крепись. Другого нет.


^ Смерть, Ч.Ч. в обнимку:

- Другого нет, другого нет! Другого не дано!

Хоть в петлю лезь, хоть вены режь, выпрыгивай в окно!

Здесь только мы, здесь только мы - на вечность короли.

А вы - лишь прах, а вы - лишь сон - комок сырой земли!


Марта:

- Но есть трава - она жива, лишь только солнца луч

ей принесет щепоть тепла из скрывших небо туч.

И солнце есть, что бы согреть на небе облака

и луч послать, что бы росла веселая трава.

Есть человек - такой большой, что прямо без труда

возьмет и вынет из реки тонущего кота.

Подарит другу царство, обнимет целый свет.

Хотя ему до королей большого дела нет.

Ведь человеку-смельчаку всего лишь восемь лет.

Насыплет крошки голубям

отдаст увечным кровь -

Она - всегда одна она -

Бессмертная любовь.


Из толпы:

- Но как спасаться от невзгод, от горестей и ран?

Чтоб спрятать голову в песок нет ни одной из стран.


Марта:

Всегда была и будет смерть, всегда и боль была,

и проносилась над весной холодная гроза.

Но добрый доктор Айболит, иль друг, иль сам Господь

в час тяжкий немощи глухой заглянет вам в глаза.

Есть взгляд такой и есть рука, дающая покой,

И эту руку никогда не спутаешь с другой.


Всегда в пудовых башмак гуляет некий князь (^ В сторону Князя тьмы - Ч.Ч.)дабы втоптать росток живой в поруганную грязь.

Но вновь упрямец золотой ввысь тянет свой цветок,

Сквозь камень бьется, сквозь асфальт силач с листком в вершок.


Ты одуванчик не ломай. Он, смертью смерть поправ,

подарит нам медовый дух, и май, и гордый нрав.

Бессмертьем каждую весну одарит вновь и вновь.

На что похож он, говори? Конечно, на Любовь.


Появляется молодой Нострадамус:

- Мой образ погребен под тоннами величья и соблюденьем норм приличья о странном ясновидце что-то знать. За мутной пеленой непониманья растет догадок лес и рощи толкованья.

А голос мой так тих и ясен так, что слышится дождя капель и пение ручья. Да, впрочем, Марта вам сказала, что мог сказать и я.

(^ Хочет уйти. Все кричат)

- Ну как же так? И этого мы ждали? В чем дела-то конец? Какие будут пожеланья?


Шарманщик: - Мишель, тебе не отвертеться, пора закрыть собранье.


Нострадамус.: - Гмм... Что ждете от меня, собратья, люди? Рецепта благоденствия иль хитрое словцо, что все дает, не требуя оплаты? Узнать хотите вы на чем стоит наш мир - и что важней - власть, сила, злато? Ну, хорошо... Я должен вам признаться, что выведал у мирозданья нечто... вгрызаясь в тайны твердь, узрел в священной сердцевине бытия один закон, важнейший из важнейших...

(увидав ЧЧ) - Ах, ты уж здесь? Ну ладно, сатана, держись!

(зрителям) - Поможете мне сделать опыт? Я слово тайное скажу, а вы все разом повторите то же. Но только без уловок и смешков. Скажите сердцем, всей душой бессмертной... И слезой, что над могилой близкой пролилась, и смехом, и улыбкой глупой, какой беззубому младенцу отвечали вы. И страстию, которой вы клялись.

Итак за мной!(громко выговаривает, поднимаясь с Марой к колосникам) - ЛЮ-БОВЬ!

Со всех сторон несется: «Любовь, любовь, любовь...»

Ч.Ч. корчась, проваливается в люк, потянув за собой Смерть. Оттуда идет дым.

Нострадамус с колосников:

- Мои «Пророчества» для вас - для тех кто на Земле -

быть хочет к тайнам приобщен, а не блуждать во мгле...

Для тех, кого пытливый ум с загадкой рвется в бой...

Ко мне, народ! Ко мне - друзья. Пожалуйте за мной!


К О Н Е Ц
4105135445041774.html
4105254151352213.html
4105322457334211.html
4105485398081275.html
4105559568291865.html